Автор статьи: Алексей Карцев()
Тема статьи: Некоторые механизмы формирования образного ряда в современной поэтике

Помимо рассмотренного в предыдущей статье различия поэзии и прозы в плане формы, существует ещё одно немаловажное различие, связанное с используемой системой образов, образным рядом. Образы подразделяются (хотя деление такое субъективно) на образы поэтические и образы непоэтические. Так, в зависимости от “поэтичности” образов, стихотворение может быть названо прозаическим произведением, а повесть – поэмой.
Задавались ли вы когда-нибудь вопросом: а что, собственно, такое поэтический образ и как он формируется? Если да, то, возможно, приходили к такой или подобной трактовке: поэтический образ – это словесное выражение необыденного (прошу не путать с необычным) восприятия окружающего мира. Вообще говоря, определение это выглядит довольно размытым. Можно с уверенностью констатировать поэтичность или непоэтичность того или иного образа; можно с уверенностью сказать, что образ без синонима “поэтический” превращает стихотворение в произведение прозаическое; почти всегда можно указать на окказиональность (случайность), местный характер образа, условность его применимости в повседневном общении, но определение самого поэтического образа представляется задачей весьма сложной. Разобраться в сущности “поэтичности” образа помогает знание механизмов его формирования…

Отступление со ссылкой

Как известно, мышление человека – мышление ассоциативное. Любой человек мыслит, ассоциируя, соединяя слова (образы) в словосочетания (образный ряд) путём перебора ассоциаций (априори я полагаю, что любое стихотворение состоит из ряда образов – образного ряда, хотя есть большое число случаев стихотворения-образа (как единичного образа в стихотворении, так и конструкции второго уровня: образа над образным рядом) – понятие образного ряда представляется мне удобным для изложения идеи данной статьи).
Вроде бы ничего особенного не выяснилось: ассоциативность мышления относится не только к поэзии – о механизме формирования образного ряда пока ничего нового сказать нельзя. Однако в ассоциативном мышлении можно выделить несколько механизмов формирования образного ряда и, таким образом, определить некую поэтическую составляющую…
Позволю себе оговорку.
Термины, применяемые далее, условны: я не претендую ни на первенство их применения, ни на удачность выбора, ни на детальность классификации. Имхо, господа и дамы: спорьте на здоровье. Ещё одно: я даю лишь небольшое количество примеров, достаточное для уяснения того или иного положения, полагая, что каждый автор самостоятельно выделит моменты приложения интересующего его приёма.

Итак, назовём условно обыденный (бытовой) механизм ассоциативного мышления формально-логическим. Формирование словосочетаний (образов) производится средствами формальной логики: если снег – то белый, холодный, пушистый… падает, идёт; если утро – то раннее, тёплое; если человек – то красивый, высокий, стройный… :) Поэтичности особой в таких образах не чувствуется. Поэзия XVII – XVIII вв. “разработала” “новый” механизм, назовём его отвлечённо-логическим. Образ по-прежнему формируется средствами логики, но ассоциативное мышление при этом является отвлечённым: если снег – то колкий, свежий… ласкает, если утро – то красное, строгое; если человек – то удачливый, беспокойный… Отличие отвлечённо-логического механизма от механизма формально-логического состоит в неочевидности качества, приписываемого предмету, явлению и т.д. Логичность построения при этом сохраняется: нельзя сказать, что снег не колкий или не ласкает – средствами логики доказать это возможно.
Новым словом в русской поэзии стал суггестивный (от англ. to suggest) механизм формирования образного ряда, обязанный своим появлением Василию Жуковскому (принято говорить о суггестивном стиле стихотворения – понятие механизма я отношу к образу). Суть суггестивного (внушающего) механизма – вызвать в читателе определённое настроение, внушить ему чувства и, во вторую очередь, мысли, угодные автору. Реализация суггестивного механизма – постановка слов в необычные сочетания: свод неба – прохладно-голубой, жар – кипучий, тишина – прохладная и т.д. Любопытных я отсылаю к книге В.С. Баевского “История русской поэзии: 1730 - 1980“ (стр. 63 и далее). Для нас важно другое: логическая недоказуемость качества, приписываемого предмету.

Механизмы современной поэтики

Суггестивный механизм, вне всякого сомнения, сделал поэзию много более “поэтичной” (необыденной, недоказуемой…). Однако мир не стоит на месте: были введены в использование и другие механизмы формирования образного ряда. На сегодня я выделяю следующие: диссоциативный, девиативный, дупликативный и диссипативный. Деление это условно и субъективно, имхо.

Диссоциативный (от “диссоциация” – разделение, разъединение) механизм формирования образного ряда. Выбор названия объясняется действием этого механизма: новая ассоциация создаётся путём разрушения устоявшихся образов, ассоциаций. Идеальный пример: есть устоявшиеся образы: “нательный серебряный крестик” и “крестики-нолики”. Разрушаем ассоциации и соединяем их части воедино. Получаем “нательный серебряный нолик” – читатель, натыкаясь на образ, сформированный по диссоциативному механизму, вынужден ассоциировать сразу в двух направлениях.
Другие примеры: “(плавится) земная канифоль” (Stray Cat). В такой постановке образа – “земная” – скорее всего – кора, а плавится – канифоль, - ассоциации развиваются в двух направлениях.
“Я хотела бы быть жидкостью/Спиртом или истерикой” (Наиля Ямакова). Слово “жидкость” – является опорным в образе, указывает на качество “истерики”, которое позволило связать её со спиртом: истерика выплёскивается! Ещё один пример у Наили: “Молоком и мятой расцветает твоя ангина” – мята цветёт, цвета ангины – алый, красный (можно показать – отвлечённо-логический механизм – что ангина цветёт), но – удивительно! – “лечащая” связка “молоко и мята” целиком отнесена к глаголу "цвести".
Очень много образов, построенных по диссоциативному механизму, у Роберта Рождественского: “Сеем снег/Я ещё не знаю, что взойдёт”, “Крестился чёрт и чертыхался бог” и т.д. и т.п.

Девиативный (от “девиация” - отклонение) механизм. Сущность действия – смена ролей определяемого и определителя. Под девиативным механизмом я понимаю вообще любое отклонение, акцент в прочтении слова/словосочетания. Пример: есть словосочетание “полёт шмеля”. Пользуясь девиативным механизмом, получаем “шмель полёта”. Блестящий вариант реализации девиативного механизма обнаруживаем у Светланы Бодруновой (Нескромный стих):
“…Ты вдруг произносишь: «Вечная», –
И город: тер-Пи-тер-Пи… –
Всё небо кладет на плечи мне
И в пятку вонзает шпиль”.
“И город: тер-Пи-тер-Пи…” – девиативный механизм применён к одному единственному слову! Этот пример – не единичный в её творчестве.
“Мира, где вера – всего лишь вера,/Мира, где верба становится ивой.” (Наиля Ямакова) – тоже девиативный механизм: вера – верба (вербное воскресенье), но вера – ива (верба = ива, ива = печаль) – смена акцента!

Дупликативный (от “дупликация” – двоение) механизм. Образ, созданный по дупликативному механизму пронизывает стих; за счёт двоения слова/словосочетания связывает воедино несвязуемые, казалось бы, части. Отвлечённый пример: создаём стихотворение, применяя дупликацию к слову “кольцо”. Определители, сопровождающие “кольцо” в тексте стихотворения могут быть подобраны любым механизмом (даже формально-логическим) – главное: “кольцо” должно “всплыть” в стихотворении несколько раз (как можно больше) и при этом должно быть “обременённым” разными эпитетами. В итоге получается простая на первый взгляд ткань стиха, которая тем не менее выполняет сложную задачу создания поэтического образа. Естественно, что образ при этом, увы, - только один (редко два и более). Использование дупликативного механизма требует высокого уровня мастерства. Найти примеры его использования в большом объёме можно у Рубцова и Пастернака (та самая “пастернаковская простота”).

Диссипативный (от “диссипация” – рассеяние) механизм. Механизм Бродского. Создание поэтического образа достигается за счёт рассеяния читательского внимания: перескока с одной мысли на другую, неоконченных мыслей и т.д. и т.п. Собственно образ создаётся на местах перескока за счёт инерции ассоциативного мышления.

Отступление в качестве заключения

Итак, поэтический образ формируется определёнными механизмами, имеющими в своей основе ассоциативное мышление. Степень “поэтичности” образа определяется в конечном итоге возможностями самого механизма и умением поэта. Не стоит думать, что, выделив и освоив механизмы формирования образного ряда, поэт развивает свой дар. Увы, он развивает только умение; дар же определяет, насколько полно поэт может использовать своё знание о механизмах формирования образного ряда.


Дата размещения: 17.12.2002